До знакомства был я тощий а теперь твердят толстяк

Поздравления с юбилеем 80 лет теще

до знакомства был я тощий а теперь твердят толстяк

В чем не сомневаюсь я, ведь моя теща – клад! *** «Лучше тещи хуже нету!» До знакомства был я тощий, А теперь твердят: Толстяк! За тепло, добро. Хочу Вас, мама, я поздравить, И от печалей Вас избавить, До знакомства был я тощий, А теперь твердят: «Толстяк!» За тепло, добро спасибо. Во-первых, им об этом постоянно твердят-талдычат всякие врачи. Во-вторых А теперь продолжим для тех, для кого полнота не является частью А ведь я до этого рекордного веса добрался за каких-то пару лет. Ведь толстяк (толстуха) отлично понимает, что быть толстым - это плохо.

Так, может, завтра они расскажут, что быть толстым - это на самом деле хорошо? Что не лишний вес вызывает сердечно-сосудистые заболевания, а, например, какой-нибудь мелкий ген. Малюсенький ген, типа того гена скорпиона, который они подсадили то ли пшенице, то ли кукурузе, ну и совершенно точно подсадили его многим тещам на планете.

Вон и Экслер пишет, что быть толстым - это хорошо, надо пойти почитать. Небось новейшие научные исследования показали, что у полных людей присутствуют Впрочем, стоп, у него же этот раздел называется "Похудение", так что, он будет доказывать, что быть толстым - это хорошо, а потом будет рассказывать, как похудеть?

Ой дурят нашего брата, ой дурят! Да, дорогие друзья, дурят вашего и нашего брата. Потому что нет ни одного соображения в пользу того, чтобы быть толстым. Я даже для затравки ничего не смог придумать, хотя долго размышлял на эту тему.

Сценический образ Впрочем, нет, стоп! Есть одно соображение, есть! Быть толстым - можно, если это соответствует вашему сценическому образу. Ведь в жизни встречается немало толстых людей, правильно? А в кино и театре, которые отражают нашу жизнь, кто-то же должен играть толстяков? Не подушки же актеру под одежду подкладывать, да и выглядеть это будет неестественно.

Попробуйте представить себе худым, например, Александра Семчева. Или Мамуку Кикайлешвили, царствие ему небесное. Или Дом де Луиса. Сценический образ, никуда не деться!

Мы их после концерта пригласили поужинать в нашем ресторанчике.

День расцвечен юбилеем! Славя, мамочка, тебя, Мы урчим, мычим

За ужином Олейников отказался от жареной картошки и налегал на зеленые салаты. Худеет Илюша, худеет, объяснил нам Стоянов, который как раз налегал и на картошку, и на жареную курочку, и на все остальное. Оказывается, он на выступление надевает брюки специального покроя - у них пояс находится в районе пупка. Если живот заметно выпирает, то брюки на таком пузе смотрятся забавно, зритель, как сказал Стоянов, смеется.

Стоит похудеть, пузо пропадает, фигура с такими брюками смотрится не забавно, а нелепо, зритель не смеется. А мы, сказал Стоянов, окуная несколько ломтиков жареной картошки в миску с майонезом, все делаем для зрителя. Так что если для вас полнота - это часть сценического образа, то все, свободны, закрывайте этот раздел и больше никогда сюда не заходите: А теперь продолжим для тех, для кого полнота не является частью сценического образа.

О себе любимом Мозг сконструирован так, что он старательно защищает человека от психологического перенапряга. Это, с одной стороны, хорошо, но, с другой стороны, приводит к тому, что мы совершенно не замечаем, как себя запускаем. Если бы мне семидесятикилограммовому внезапно показали меня сточетырнадцатикилограммового уф, еле выговорил - я бы, наверное, был в шоке, поседел от горя и, не дай бог, получил сердечный приступ.

А ведь я до этого рекордного веса добрался за каких-то пару лет. Вот смотрите - семьдесят килограммов, й размер. И менее чем через два года - где-то сто десять, й размер. Конечно, мы замечаем и отмечаем изменения, которые с нами происходят.

Но так как это происходит достаточно медленно, то мы успеваем привыкнуть к этим изменениям и они нас - до определенного момента, конечно - как-то не тревожат. Мы этим даже бравируем: Бесполезно Никто не имеет права сказать толстяку, что он - толстяк. Это грубо, неэтично, нетолерантно и вообще - оскорбительно.

И я до сих пор так считаю: Из каких, спросите, соображений? Кстати, далеко не из-за того, что это грубо, неэтично, нетолерантно и вообще - оскорбительно. Из совершенно других соображений, а именно потому, что это - бес-по-лез-но! Реакция на такое заявление, прекрасно помню по себе, - резкое отторжение: И толстяк, в общем-то, совершенно прав. Это не ваше собачье. Это его личное. И ему бесполезно что-то говорить до того момента, пока до него самого это не дойдет.

А оно может доходить медленно, а может и. Это может происходить под воздействием каких-то обстоятельств, а может дойти и без особых внешних обстоятельств, если у самого голова хорошо работает.

Ведь толстяк толстуха отлично понимает, что быть толстым - это плохо. Он же, может, и толстый, но отнюдь не дурак. Чисто физиологически лишний вес для человека - совершенно неестественное состояние.

И даже во времена, когда племя древних людей заваливало мамонта и наедалось до отвала про запас, все хорошо понимали, что этого "прозапаса" хватит максимум на один день. И сколько ты ни сожри этого мяса, через сутки будешь конкретно голодным. Да и в голод, как многие рассказывали, толстяки погибали как раз первыми, а не последними. Они привыкли много есть, и, когда их резко лишали питания, для организма это было диким стрессом. Чужим можно не признаваться, но себе-то придется признаться в том, что таскать на себе лишний вес - реально тяжело.

Сколько там у вас лишнего веса набралось? Поднимите две пудовые гири, проходите так с ними весь день. Конечно, это не слишком корректная аналогия: Но по факту-то вам на себе приходится таскать два пуда.

Причем, что неприятно, абсолютно бесполезных два пуда. Даже более того, конкретно вредных два пуда. И это все надо кормить, поить, содержать.

до знакомства был я тощий а теперь твердят толстяк

Два бомжа, у вас дома поселились два бомжа, которые плохо пахнут, плохо выглядят, ни черта не делают, загаживают вашу квартиру, а вы их еще должны кормить-поить и на руках относить в сортир. Какое отличие от ваших лишних двух пудов? Принц Генрих Я знаю всех вас, но до срока стану Потворствовать беспутному разгулу; И в этом буду подражать я солнцу, Которое зловещим, мрачным тучам Свою красу дает скрывать от мира, Чтоб встретили его с восторгом новым, Когда захочет в славе воссиять, Прорвав завесу безобразных туч, Старавшихся затмить его напрасно.

Когда б весь год веселый праздник длился, Скучней работы стали б развлеченья; Но редки празднества - и в радость.

Лишь необычное бывает мило. Так я, распутные повадки бросив И уплатив нежданно старый долг, Все обману дурные ожиданья, Являя людям светлый образ свой; И, как в породе темной яркий камень, Мой новый лик, блеснув над тьмой греховной, Величьем больше взоров привлечет, Чем не усиленная фольгой доблесть.

Себе во благо обращу я злое И, всем на диво, искуплю былое. Король Генрих Была чрезмерно кровь моя спокойной, Холодной, не вскипала от обид, - И вы постигли нрав мой и попрали Мое терпенье. Я буду впредь, как требует мой сан, Суровым, грозным, вопреки природе.

Я был нежней елея, мягче пуха И потому утратил уваженье, Что гордый дух лишь к гордому питает. Вустер Мой государь, наш дом не заслужил Таких угроз от королевской власти - Той самой власти, чье величье он Своей рукою создал. Король Генрих Уйди отсюда, Вустер. Вижу я В твоих глазах вражду и непокорство.

О сэр, вы дерзки и высокомерны, А государь не может потерпеть, Чтоб хмурил брови перед ним вассал. Покиньте ж нас; коль помощь и совет ваш Потребуются, мы вас призовем. Сказать вы что-то собирались? Нортемберленд Да, Мой государь.

На ваше приказанье Вам выдать пленных, взятых Гарри Перси Под Холмдоном, им не было дано, Он говорит, столь резкого отказа, Как это было передано. Итак, во всем повинны кривотолки Иль чья-то злая зависть, но не сын. Хотспер Я, государь, не отказал вам в пленных. Но, помнится, по окончанье боя, Когда, в крови, разгорячен резней, Без сил, едва переводя дыханье, Я, опершись на меч, стоял, - подходит Какой-то лорд, опрятен, расфранчен, Свеж, как жених; на ниву после жатвы Был подбородок выбритый похож; Как продавец духов, благоухал он; Меж средним пальцем и большим держал Он табакерку с порошком душистым И то и дело подносил к ноздрям, А нос чихал сердито всякий раз; Болтал, смеялся франт; когда ж солдаты Убитых проносили мимо, он Мерзавцами, невежами бранил их За то, что скверный, грязный труп тащили Под носом его светлости при ветре.

Изысканно, по-дамски выражаясь, Он стал расспрашивать меня и вдруг Потребовал для вас, король, всех пленных. А я, от ран запекшихся страдая, Болтливым попугаем раздраженный, Терпенье потеряв, в досаде крайней, Небрежно отвечал не помню что: Отдам иль не отдам; меня бесил Его блестящий вид, и запах сладкий, И то, что он, как фрейлина, болтал О пушках, ранах, рвах - помилуй бог! На дерзкую, пустую болтовню Уклончиво ему ответил я, И вас прошу - не придавайте веры Доносу лживому, чтоб он не встал Меж верностью моей и вашей властью.

Блент При данной обстановке, государь, Все, что тогда ответил Гарри Перси - В такое время и в подобном месте Подобному лицу, - все, что сказал он, Пускай умрет и не воскреснет вновь Ему во вред; он взял слова обратно. Король Генрих Но все ж готов он пленников отдать Лишь с оговоркою и при условье, Чтоб выкуплен на средства наши был Его безумный шурин Мортимер.

Клянусь, умышленно тот предал на смерть Своих людей, которых в бой повел С Глендауром, этим колдуном проклятым. Чью дочь недавно, говорили нам, В супруги взял граф Марч. Ужели мы Свою казну опустошим на выкуп Предателя? И сделку с трусом заключим, спасая Тех, кто сгубил и предал сам себя? Нет, пусть в горах бесплодных голодает! Мне никогда не будет другом тот, Кто у меня на выкуп Мортимера - Крамольника - просить хоть пенни станет.

Он, государь, от вас бы не отпал, Когда бы не превратности войны. Об этом говорят красноречиво Уста зияющие ран кровавых, Тех ран, что принял на брегах Северна, Поросших тростником, когда грудь с грудью Он в поединке бился добрый час С Глендауром славным, в храбрости с ним споря. Бой трижды прерывался, трижды пили Противники из быстрых струй Северна, Что, кровожадным взором их испуган, Бежал средь камышей дрожащих, пряча Взлохмаченную голову под берег, Борцов горячей кровью обагренный.

Нет, низменная хитрость никогда Не прикрывалась ранами такими, И никогда достойный Мортимер Себя бы не изранил так для виду. Так не корите же его крамолой! Король Генрих Солгал ты, Перси, про него, солгал: С Глендауром никогда он не сражался. Скорее станет с дьяволом он биться, Чем с Оуэном Глендауром в поединке.

Не стыдно ли тебе? Но слушай, впредь Не смей мне говорить о Мортимере! Пришли своих мне пленных поскорей, Не то к таким крутым прибегну мерам, Что рад не будешь! Король Генрих, Блент и другие приближенные короля уходят.

Поздравления с Днем Рождения родственникам - в стихах - страница 46

Хотспер Когда б, рыча, стал требовать их черт, Я не прислал бы их! Пойду к нему И выскажусь. Все ж облегчу я сердце, Хотя своей рискую головой. Нортемберленд Ты гневом пьян! Хотспер Молчать о Мортимере? Буду говорить о нем! Пусть не видать мне рая, если я Его не поддержу! Да, для него Всю кровь из этих жил за каплей каплю Пролью на пыль дорог, но подниму Растоптанного в прахе Мортимера На высоту, где блещет Болингброк, Король неблагодарный и порочный!

Нортемберленд Брат, королем взбешен племянник твой. Вустер Что без меня зажгло такой пожар? Хотспер Он, черт возьми, потребовал всех пленных! Когда же я заговорил опять Про выкуп шурина, он побледнел И на меня метнул взор, полный гнева, При имени его одном дрожа. Вустер Я не браню его: Нортемберленд Признал, я был тому свидетель сам; То было в день, когда король несчастный Господь нам да отпустит грех пред ним!

В Ирландию с войсками отправлялся, Откуда возвратился он внезапно, Чтоб, трон утратив, пасть от рук убийц. Вустер В убийстве том винят нас и порочат С тех пор широкие уста молвы. Говорите вы, что Ричард Признал своим наследником законным Эдмунда Мортимера? Нортемберленд Да, при. Хотспер Так не браню я короля, что смерти Ему желает средь бесплодных гор.

Но вы-то, что корону возложили На голову забывчивому пэру И до сих пор из-за него несете Клеймо зачинщиков убийства, - вы-то Ужель терпеть согласны тьму проклятий. Пособниками преступленья слыть Иль низшими орудьями его - Веревкой, лестницей иль палачом? Простите, что прибег к сравненьям грубым, Изображая ваше положенье И место при лукавом короле. Ужели - о позор! И скажут ли еще - о верх позора! Нет, время не ушло; еще возможно Вам возвратить утраченную честь И славу добрую восстановить. Отметите за насмешки и презренье Монарху гордому, что день и ночь Мечтает лишь о том, чтоб заплатить вам За ваши все дела кровавой смертью!

Я книгу тайн раскрою пред тобой В ответ на твой вполне понятный гнев И строки важные тебе прочту О дерзком предприятье, что исполнить Опасней, чем по зыбкому копью Через поток ревущий перебраться. Хотспер А кто упал - прощай! Коль движется опасность С востока к западу, наперерез Честь устремится с севера на юг, - И пусть дерутся! Нортемберленд Одна лишь мысль о подвигах отважных Его за грань терпенья унесла. Хотспер Клянусь душой, мне было б нипочем До лика бледного Луны допрыгнуть, Чтоб яркой чести там себе добыть, Или нырнуть в морскую глубину, Где лот не достигает дна, - и честь, Утопленницу, вытащить за кудри; И должен тот, кто спас ее из бездны, Впредь нераздельно ею обладать.

Не потерплю соперников по чести! Вустер Он целым миром образов захвачен, Но лишь не тем, что требует вниманья. Племянник дорогой, дай мне сказать Вустер Шотландцев благородных, Что взял ты в плен Хотспер Оставлю за.

Клянусь, ему не дам ни одного. Хотя б душа его без них погибла, Не дам, клянусь рукой! Вустер Занесся ты, Моих не хочешь слушать рассуждений.

Он выкупать не хочет Мортимера! Я говорить не смей о Мортимере!

до знакомства был я тощий а теперь твердят толстяк

Но проберусь к нему в опочивальню И крикну зычно в ухо: Я терпеливо обучу скворца Твердить одно лишь слово "Мортимер" - И Болингброку подарю его, Чтоб вечно в короле будил он ярость.

Вустер Племянник, дай сказать хоть слово! Хотспер От всех занятий отрекусь; одно лишь Желанно мне - злить, жалить Болингброка! И, если б я не знал, что принц Уэльский, Буян и бражник, королю не мил И тот несчастью с сыном будет рад, - Я б дал ему отраву в кружке эля. Вустер Прощай, племянник; мы поговорим, Когда ты будешь расположен слушать.

Нортемберленд Ты что, осой ужален, сумасброд? Потоком слов по-женски разразился, Не внемлешь никому, лишь сам себе! Хотспер Мне кажется, меня бичами хлещут, Бьют розгами, иль жжет меня крапива, Кусают муравьи, лишь речь зайдет О хитреце проклятом Болингброке. В дни Ричарда, - как замок тот зовется? Когда из Ревенсперга прибыл он Нортемберленд То замок Баркли.

Ах, сколько нежных, сахарных речей Там расточал мне этот льстивый пес? Вустер Нет, коль не все, - кончай. Хотспер Я все сказал, клянусь. Вустер Тогда вернемся вновь к шотландцам пленным. Без выкупа их передай немедля, А сам чрез сына Дугласа сбирай В Шотландии войска. Я полагаю На основании различных данных, Которые в письме вам изложу, Что без труда добьемся мы успеха.

А вы, пока займется этим Перси, В доверие, милорд, старайтесь вкрасться К прелату славному, что всеми чтим: Вустер Да - На государя злобу он питает: Ведь брат его, лорд Скруп, казнен в Бристоле.

Все, что сказал я, не предположенья И не догадки личные мои, - Нет, взвешено, рассчитано все это И решено. Теперь предлог лишь нужен, Чтоб в исполненье привести мой план. Нортемберленд Не поднят зверь, а ты спускаешь свору. Хотспер Что ж, сразу видно: А к Мортимеру ведь примкнут шотландцы И йоркские войска?

Хотспер Придумано, ей-богу, превосходно. Вустер У нас причин немало торопиться. Снесем главу, чтоб головы сберечь.

до знакомства был я тощий а теперь твердят толстяк

Ведь, как бы скромно ни держались мы, Он не забудет, что у нас в долгу: Подозревать в нас будет недовольство, Пока предлог не встретит для расплаты. И, посмотрите, он уж начинает Взор недовольный отвращать от. Отмстим ему за все!

Уильям Шекспир. Генрих IV (Часть первая)

Действуй в тех пределах, Что в письмах вам подробно укажу. Когда приспеет срок - что будет вскоре, - Примкну к Глендауру я и к Мортимеру. Устрою так, чтоб там собрались сразу И вы, и Дуглас, и все наши силы. И счастье крепко в руки заберем, Которое сейчас мы еле держим. О, скорей бы день кровавый, Когда в огне мечом стяжаем славу! Входят принц Генрих и Пойнс.

Я увел коня у Фальстафа, и теперь он коробится от ярости, как накрахмаленный бархат. Принц Генрих Отойдем в сторонку. Принц Генрих Тише ты, толстобрюхий болван! Фальстаф Где же Пойнс, Хел? Принц Генрих Он вздумал взобраться на вершину холма. Делает вид, что ищет Пойнса. Фальстаф Что за проклятье - грабить вместе с этим жуликом!

Мерзавец увел моего коня и привязал его черт знает. Стоит мне пройти пешком еще четыре шага - и я задохнусь! А между тем я крепко надеюсь умереть как честный человек, если только меня не повесят за то, что я укокошу этого негодяя.

Вот уже двадцать два года, как я каждый день и каждый час даю клятву, что брошу с ним водиться, по меня словно черт веревочкой связал с этим подлецом. Пусть меня повесят, если этот злодей не опоил меня приворотным зельем! Да, так оно и есть, хлебнул-таки я зелья. Пусть я с голоду подохну, если сделаю еще хоть один шаг вперед! Пусть я буду последним из проходимцев, что даром жуют хлеб, если бросить этих жуликов и стать порядочным человеком не такое же благое дело, как выпивка!

Для меня пройти пешком восемь ярдов по неровной почве - все равно что для другого прошагать добрых семьдесят миль, и эти бессердечные негодяи отлично это знают.

FATEPASS

Последнее дело, если воры обманывают друг друга! Чума на всех вас! Отдайте мне коня, мошенники вы этакие! И чтоб вас всех повесили! Принц Генрих Тише ты, пузан! Ложись ничком, припади ухом к земле и прислушайся - не едут ли путники? Фальстаф А у вас есть рычаги, чтобы снова поднять меня на ноги?

Поздравления с днем рождения теще

За все деньги, какие есть в казне твоего отца, не потащусь другой раз пешком в этакую даль! Какого черта вы надо мной так измываетесь? Фальстаф Прошу тебя, дорогой мой принц Хел, помоги мне отыскать коня, добрейший королевский сын. Принц Генрих Провались ты, негодяй! Что я тебе - конюх? Фальстаф Ступай повесься на своей королевской подвязке! Уж если только я попадусь, я оговорю вас всех! Отравиться мне хересом, если про вас не сложат куплеты и не станут их распевать на самые гнусные мотивы! Терпеть не могу, когда шутка заходит так далеко, да вдобавок пешком.

Входят Гедсхил, Бардольф и Пето. Фальстаф Волей-неволей приходится мне стоять. Пойнс О, это наш лягавый; узнаю его по лаю. Королевские монеты спускаются с холма, они катятся в королевскую казну.

  • Прикольные СМС поздравления теще в стихах
  • Поздравления - от зятя - страница 2
  • Прикольные поздравления теще с днем рождения

Фальстаф Врешь ты, бездельник: Гедсхил Их достаточно, чтобы всех нас озолотить. Фальстаф Чтобы всем нам угодить на виселицу. Принц Генрих Ну, господа, вы вчетвером нападете на них на узкой тропинке, а мы с Недом Пойнсом засядем пониже; если они ускользнут от вас, то попадут к нам в руки. Пето Сколько их там? Гедсхил Человек восемь или девять. Фальстаф Черт побери, а они нас не ограбят? Принц Генрих Да ты никак струсил, сэр Джон Брюхач?

Фальстаф Конечно, мне далеко до худобы и храбрости твоего деда сэра Джона Ганта, но я все-таки не трус, Хел. Принц Генрих Ладно, мы тебя испытаем. Пойнс Слушай, Джек, твой конь стоит вон за той изгородью; если он тебе понадобится, можешь его там найти. Фальстаф Так бы его и пристукнул, разрази его гром! Принц Генрих Нед, где наши плащи? Пойнс Здесь, под рукой. Принц Генрих и Пойнс уходят. Фальстаф Ну, господа, каждый лови счастье за хвост!

Первый путешественник Идем, сосед. Мальчик сведет наших лошадей с горы.